PDA

Просмотр полной версии : Тема рассказов-Бесконечные истории



Страницы : [1] 2

Vads
17.03.2015, 08:58
Кирилл Нерсесян



Своровано на nnm.me

Автобус №115.

(Текст alex_aka_jj)


Рано утром автобус № 115 едет по привычному маршруту. На перекрестке улицы Ленина и проспекта Демократии водитель внезапно сходит с ума.

Сонные пассажиры замечают это не сразу.

— Ой, — вдруг говорит девушка в полушубке. — А почему мы сейчас в переулок свернули? Мы разве к институту не поедем?

— Не поедем, — отзывается водитель. — Незачем.

— Как это незачем?.. А куда мы тогда едем?

Водитель не отвечает.

— Сами не видите, что ли? — вмешивается усатый мужчина у окна. — Ехали неправильно, а теперь повернули, куда надо.

— Ой! — говорит девушка. — А куда? Я в институт ехала!

— Ну и дура, — говорит усатый. — Все едут, куда водитель скажет. Водитель!.. Куда едем?

— Куда надо, — откликается водитель.

— Вот, — говорит усатый. — Слышали?

— Все равно непонятно, — говорит девушка. — На автобусе было написано, что к институту едет.

— Что ты врешь-то! — возмущается пожилая тетка в платке из другого конца салона. — С самого начала все ехали, куда надо! Вот лично мне твой институт даром не сдался. И правильно сделали, что свернули!

— Верно, — поддерживает ее усатый. — Что вы там забыли, в своем институте, девушка? Все нормальные люди всегда едут, куда надо.

— Развыступалась! — говорит полный краснолицый мужчина в пиджачке. — Институт ей подавай! Самая умная, что ли?

— Да я просто…

— Едь, куда везут! — кричит тетка. — Водителю виднее, куда ехать.

Девушка краснеет и замолкает. Тут за нее вступается молодой человек в очках:

— Да что вы накинулись-то на девушку, она же все правильно говорит! И вообще, мне кажется, водитель пьян. Водитель! Вы там не пьяный?.. Вы на красный едете.

Водитель молча выворачивает руль сначала влево, потом вправо, весь салон швыряет от стенки к стенке.

— Водитель! — повторяет громче молодой человек. — У вас все в порядке?

— А ты чего прицепился к водителю? — угрожающе спрашивает его усатый. — Ты, может, сто пятнадцатый автобус не любишь, а? Ты что-то против имеешь? Это же лучший автобус в городе! Ты вообще понимаешь, как тебе повезло, что ты на него сел?.. Ты посмотри, какие кресла удобные! А музыка какая играет в салоне! Скорость какая!.. Что тебе не нравится, козел ты эдакий?!

— При чем тут все это? — удивляется молодой человек. — Я говорю, с водителем у нас непорядок!.. Вот, видели?.. Он только что старушку сбил!

— Ну сбил, и молодец! — кричит тетка в конце салона. — Настоящий мужик! А то ходят, понимаешь, всякие губошлепы по улицам!..

— Нет, ты мне объясни! — требует усатый. — Чем тебе автобус не нравится?

Автобус тем временем таранит забор и выезжает в поле.

— Да нравится мне автобус! — говорит молодой человек, поправляя очки. — Давайте только ехать по маршруту, а не куда попало, и соблюдая ПДД…

— А ты не раскачивай автобус-то! — рявкает усатый. — Ишь, паразит! Едет на нашей шее, да еще и раскачивает!

— Что за бред! — говорит молодой человек. — Вы сами не видите, что ли, что мы по кочкам едем?.. Куда этот водила смотрит вообще?.. И автобус разломает, и нас никуда не привезет.

— Да он же псих! — говорит краснолицый в пиджачке. — У него же психоз! Есть тут врач? Тут человеку плохо!..

— Ничего мне не плохо! — возмущается молодой человек. — Я же просто…

— Ах, ему не плохо! — кричит тетка. — Хорошо ему, значит! Поливает грязью весь автобус, и нас всех, и водителя, дай ему Бог здоровья, и ему хорошо! Скотина неблагодарная! Вырастили в родном автобусе такую свинью!..

— Да он просто издевается! — говорит краснолицый. — Есть тут полицейский? Тут человеку слишком хорошо!..

— Да ведь я просто…

— А вот я тебе сейчас по зубам-то настучу, — говорит усатый и начинает подниматься со своего места.

В этот момент автобус, попав колесами в канаву, вальяжно падает набок. Пассажиры валятся в одну кучу, усатый разбивает себе нос о поручень. Сверху его придавливает краснолицый в пиджачке.

— Я же говорил! — кричит молодой человек. — Я же говорил, что он пьян!.. Черт, я очки сломал.

— Ну и ничего, — бурчит усатый, придавленный задом мужчины в пиджачке. — Ну и потерпим! А зато скорость. И кресла удобные. И музыка в салоне…

— Товарищи пассажиры, — говорит вдруг водитель. — Вражеские автобусы пытались столкнуть нас в кювет. Но я вам обещаю — пока я за рулем, ничего у них не выйдет. Мы ехали, едем и будем ехать в наше светлое будущее.

— Да ведь это вы же нас и опрокинули! — кричит молодой человек.

— А этому, очкастому, — добавляет водитель, — дайте кто-нибудь в морду.

Vads
18.03.2015, 11:04
Александр Бунин

ПОСЛЕДНИЙ РАЗВОД ИВАНА ТЮРИНА (18+)

Последняя ванькина жена была очень русской, исконно-домотканно русской, простая такая была русская баба, похожая на крупную эстонскую крестьянку. Пловец в воду.
И вот на этой девушке Ванька, прежде чем развестись, женился.
В назначенный день он подгрёб к невесте пораньше, чтобы ещё пару раз возлюбить широкую суженую и окончательно убедиться в правильности своего выбора. Его как званого гостя ждал праздничный стол, накрытый белой скатертью, тонким вином и плотной закуской. Тюрин в короткий срок освоил игристый напиток, сожрал с голодухи полтаза окрошки с терпко-горьковатым, дающим шумную пену на изрезанной колбасе квасом, выкурил наикрепчайшую сигаретку «Памир» и почувствовал себя чрезвычайно. В животе образовались внутренние «урки», хорошо уловимые снаружи невооружённым ухом.
Медлить было опасно, но знакомая ему девушка уже лежала на греховной fucкальной плоскости и совершала лицом призывные семафорные знаки, не оставляя выбора в жёсткой дилемме «любовь – сортир». Ванька стремительным кроликом нырнул под светлое лёгонькое покрывальце – с целью очень кратковременного общения и не ударить лицом в грязь. Скомкав и невнимательно завершив с детства любимый процесс, он хотел, было, восстать с напарницы, но та не отпускала, лишив губами воздуха и обвив его всего благодарными руками и ногами. Ванька дёргался в ней, как провалившийся в прорубь рыбак, пленённый подводным осьминогом, а она, произнеся много мелких слов, вдруг неожиданно, в порыве остаточной страсти, стала игриво щекотать его напряжённые рёбра, кокетливо мурлыкая в разгорячённую аорту.
Ванюшка не имел стального организма, а имел обычный. И ЭТО случилось. Ожиданно, громко и обильно. Хиленькое покрывало исполнило, конечно, кой-какую малозаметную буферную роль защитного кожуха, позволив уберечь потолок от внеплановой побелки, но спасти положение в целом оно не смогло. Потенциальные молодожёны сначала застыли, подумав каждый о тайном своём, а потом Ванька аккуратненько был выпущен из скользких уже объятий рук и ног. И тут пришли родители. Тоже пораньше. Чтобы покрыть квартиру последними торжественными штрихами перед появлением дочкиного кавалера.
Квартира в торжественных штрихах не нуждалась. Она их уже имела. В вопиющем достатке. Молодые стояли посреди комнаты все в говне и оголтелом материализме, тесно прижавшись друг к другу, завёрнутые двойным коконом в смелое покрывало, похожие на слипшиеся древнегреческие статуи современного производства, испытывающие холод. Их свободные, не охваченные ураганным слоем простого по химическому составу вещества участки кожи, были благородно бледны. Соблазнительно облегающее одеяние, повторяющее изгибы тела, местами слегка промокло и приобрело пятнистый окрас молодой гиены, заплутавшей в чужой саванне.
Мама, шатаясь от нервов, ушла в другие помещения, а папа сделался безысходно весел от того, что сегодня херню спорол не он и будет впоследствии с кем и о чём перекинуться словцом. Не выказав скорби и не обременив молодёжь сочувствием, он пустился ржать в голос и ржал долго, забыв куда пришёл. Из глаз его текли крупные деревенские слёзы, он хватался за мебельную обстановку и угрюмые платяные шкафы фабрики « Фокстрот», взрослую сиамскую кошку и большой аквариум, в котором юзили плюгавенькие развратно-икряные гуппи. Рыдал и «говорил навзрыд», кружа по комнате в дружелюбном калейдоскопе яростного веселья. Импортная немецкая «Хельга» из незападной Германии тоже смеялась, крупно дрожа внутренней посудой.
На время угомонившись, он наконец-то смог оценить незаурядность личности жениха, его фантасмогорную непосредственность и достал из холодильника две бутылки потной водяры. Налив Ваньке стакан до краёв, он произнёс, вытирая тряской, ещё смешливой рукой миролюбивые слёзы радости: «Выпей сынок. Должно закрепить». И сам почтительно засадил такую же ёмкость. И у него сделалось близкое людям лицо. «Сынок» тоже осушил посудину, свободной рукой придерживая одинокую накидку. А в благодарность за своевременную водку женился на высокой статной дочери «отца», для которой необычный день оказался всё-таки приятным в широком его смысле. Но только в широком...Огонь была баба. Но тоже не удержалась в должности, несправедливо считая законного мужа склонным к буйным поступкам.

Vads
18.03.2015, 13:38
Отдельная тема - хорошее дело, теперь буду здесь выкладывать заслуживающие, на мой взгляд, внимание рассказы... Только хотелось бы видеть комментарии, а то непонятно, читает ли кто-нибудь такое творчество, нужно ли вообще что-либо размещать в этой теме... А то получится как в "Чипке" - выкладывал юмористические пятистишья в стиле японских танка на алкогольную тематику, а в результате получил этакое: "Тебя никто не читает, ничего здесь не пиши"... А пока - следующий опус.

Елена Завельская

Как-то меня с мужем от второго брака, еще в советские времена, занесло в конце бархатного сезона в Абхазию. Теплое море, солнце, изобилие фруктов… Но на третий день я вдруг серьезно заболела - лихорадка, температура за 40, да еще, деликатно выражаясь – диарея. Я опасалась обратиться к местному лекарю, из боязни, что меня упекут в инфекционные бараки. Поэтому каждый день муж ходил на переговорный пункт и звонил в Ленинград нашему семейному доктору – Ирине Александровне. Она была (царствие ей небесное) удивительным врачом, и верили мы ей безоговорочно. Пять дней я питалась только рисовым отваром и превратилась в живые мощи, а лекарства все не помогали. Во время очередной телефонной консультации Ирина Александровна, сказала, что по её мнению, болезнь носит психо-соматический характер, и для исцеления мне нужна положительная эмоциональная встряска.
Я находилась в полной прострации, поэтому решение о том, как именно меня следует эмоционально встряхнуть принял муж. Как он мне потом признался, у него было два альтернативных варианта: Сухумский обезьяний питомник и Ново-Афонские пещеры. Почему-то он решил, что созерцание сталактитов и сталагмитов должно произвести на мой организм более благотворное действие, чем брачные игры павианов. Он нанял машину и повез меня в Новый Афон.
Билетов в пещеры, разумеется, не оказалось. Муж пошел искать, кому бы дать на лапу, оставив меня на лавочке. Пока его не было, я почувствовала пряный дурманящий аромат мяса, жарящегося на мангале. За последние дни у меня во рту, кроме рисового отвара, не было маковой росинки, и во мне проснулся зверский аппетит. Когда муж вернулся, я наотрез отказалась идти на экскурсию, пока он не накормит меня шашлыком. В духане, из которого и доносился этот чарующий запах, стоял очаг, над которым коптилась бастурма. Я выбрала самый большой кусок…Перед каждым из нас поставили тарелку с дымящейся мамалыгой и стакан, как мне показалось, кефира. Муж тщетно пытался объяснить, что это вовсе не кефир, а острейшая аджига, смешанная с мацони, и есть мне это категорически противопоказано, как, впрочем, и мамалыгу. Но я залпом выпила всю эту адскую смесь, а следом опустошила и стакан аджиги, стоящий перед мужем. И, о чудо! Я воспряла к жизни. Потом мы пошли в пещеры. Сталактиты и сталагмиты были великолепны, но после пяти дней вынужденной голодовки, они не шли ни в какое сравнение с бастурмой.
Назад мы возвращались электричкой. Через несколько остановок электричка встала на полустанке практически на берегу моря. Я предложила мужу выйти и прогуляться. По тропинке, между скал, мы спустились к морю. Ни души. Шторм и солнце…Прижавшись спинами к нагретым камням, мы глядели на штормящее море.
Вдруг, краешком глаза я увидела фигуру, появившуюся из-за скал. Это был кавказец в тирольской шляпе с пером, с двумя патронташами наперекрест и парой птиц, притороченных к ремню. Он стремительно приближался к нам, держа ружьё наперевес. Муж побледнел.
Человек подошел к нам и, взглянув на меня, спросил:
- Стрэлять будэш?
- В кого?- оторопев, пролепетала я.
- В морэ, канешно – ответил он и подал мне ружьё.
Муж пытался меня остановить. Но я, решив, что не могу нарушить неписанные законы кавказского гостеприимства, безропотно взяла ружье и нажала на курок.
Волна взорвалась фонтаном брызг. Отдача от выстрела была такой, что у меня посыпались искры из глаз. Охотник удовлетворенно хмыкнул.
- Ай, маладэссс! Какой смэлый женщын!
В этот миг я почувствовала полное исцеление.

nikos
18.03.2015, 13:57
... Только хотелось бы видеть комментарии, а то непонятно, читает ли кто-нибудь такое творчество, нужно ли вообще что-либо размещать в этой теме...
Чтобы увидеть читается тема или нет достаточно посмотреть вот сюда:

[Only registered and activated users can see links] ([Only registered and activated users can see links])

Vads
18.03.2015, 14:00
Нет, на мой взгляд это не показатель - можно заглянуть, что появилось нового, в статистике это отобразится, но читать это никто не будет...

nikos
18.03.2015, 14:07
Нет, на мой взгляд это не показатель - можно заглянуть, что появилось нового, в статистике это отобразится, но читать это никто не будет...
За себя могу сказать, что все читаю, если нравится то кликну спасибо, если считаю что нужно оставить свой комментарий оставлю
В статистике отобразится то количество пользователей которое открывало эту тему.

Vads
18.03.2015, 14:52
Феликс Готин.

И вот еду я на встречу с квартирантами, чтобы сдать на лето свою однокомнатную, заезжаю на заправку и что я вижу? В шикарном автомобиле «Жигули» первой модели с московскими номерами сидит обалденная цыпа и умирает с горя. Деньги у нее украли, а ехать надо. Эта профура просит меня заправить ей полный бак и двадцать рублей на дорогу, а за это предлагает рассчитаться очень интересным способом не с той стороны. Да, это сейчас молодежь кудой ест, тудой и любит. Володя, вы не в курсе, что они хотят там оплодотворить? Кариес? Я тогда об этом только слышал от одного старого развратника Бибиргама, ходившего в публичный дом до революции, как я на работу. В то время это считалось извращением, тем более за такие деньги.


– И вы проявили излишнее любопытство…

– Излишнее – это совсем не то слово. Там получился такой гевалт, что вы сейчас будете плакать и смеяться слезами. Отъезжаем мы с ней в посадочку. Она сама снимает с меня панталоны и тащит все, что в них болтается, себе в рот. Азохен вей, что она вытворяла! Этой мастерице нужно было служить на флоте – ей завязать рифовый узел, не вынимая концов из рота, как вам два пальца на чужой ноге описать. Я прибалдел, что тот гимназист. Приятно вспомнить, – он ненадолго замолкает, прикрывает глаза, по его лицу блуждает довольная улыбка.

– Я сейчас подумал: может, нынешняя молодежь таки все правильно делает? Так вот. Почти в финале я вижу, как мою «Волгу» вскрывают какие-то три абизяны. Представляете? Я выскочил наски*****енным быком и без штанов побежал спасать имущество.

– И что? Отбили ласточку?

– Володя, посмотрите на мою некрещеную внешность. Вам оттуда видно, что я не Геракл? Или вы думаете, они испугались моего обреза? Бандиты немного посмеялись, и я накинулся на них, как голодный раввин мацу. Я рвал их зубами и получал за это монтировкой по голове. Володя, там остался такой шрам, такой шрам… Я никогда не брею голову – не хочу, шобы мой верхний сосед Борис Моисеевич, дай бог ему здоровья, видя как я иду через двор в магазин, кричал со своего балкона: «Смотрите, смотрите! Залупа за семачками идёт!». Он это и так кричит, но если бы я брился, Борис Моисеевич оказался не так уж неправ. А это обидно. Остался со шрамом, зато без трусов и машины. Что интересно, эта топливная проститутка таки спасла мне жизнь.

– Как? Разве она не была в сговоре с угонщиками?

– Конечно, была. Но эти три адиёта так поспешно погрузились в мою «Волгу», как барон Врангель на последний пароход до Константинополя, и на первом же повороте расцеловали телеграфный столб. Тормоза отказали. А я в больницу попал на три месяца.

– Хорошо, что так обошлось.

– Какое обошлось? Шо вы такое говорите? Квартира несданной все лето простояла! Это были страшенные убытки. Потерянное лето шестьдесят восьмого…

Vads
22.03.2015, 17:39
Валерий Зеленогорский

Мне всегда не нравились стринги, я до сих пор не понимаю, как можно жить с веревочкой в заднице и какая в этом во всем прелесть.
Моя подружка, дама зрелая и приятная для глаза и на ощупь, рассказала мне как-то.
Ухаживал за ней однажды положительный мужчина, обеспеченный, с бородой, культурный, но почему-то одинокий, с виду даже не скажешь, что в нем проблема какая-то была, сейчас все шифруются, *** поймешь сразу у кого, что вставное, кого ни копни у всех импланты, у кого во рту, у кого в попке, а про голову даже говорить нечего, раньше спросишь человека приток Иртыша, а он сразу отбарабанит, а теперь такой вопрос неуместен, на хера человеку ум, если у него в каждой руке по три девайса, говорят даже умный член изобрели, сам встает, сам дело свое делает по заданной программе, все доводит до логического конца с учетом рельефа местности и особенностей психотипа, это закрытая разработка, пока только для шпионов и администрации президента, но скоро задорого можно будет купить.
Так вот, стал этот мужчина за подружкой моей ухаживать, букеты каждый день с курьером, Большой театр, ужины в "Золотом козленке": сегодня- кролик, завтра-козел, и вина не моложе 1996 года, и разговоры ведет умные, наизусть Гоголя читает, целыми страницами шпарит из"Вия", никаких касаний, никаких смайликов, ни муси-пуси, не поцелуев в парадном, благородно и застенчиво, никакого цинизма, а уже не мальчик, на вид-сорок, волосат и губы, красные такие, как мясо рыночное, только из под топора. Подруга нервничать стала, с какого хуя, таких не бывает, она не девочка, ей замуж не надо, а время терять на пыльных балетах в Большом- себя не уважать, стала думать, а что с ним, может завладеть ее имуществом хочет, расчленить и съесть, тут разное в голову придет, если мужик неделю когти точит, а дичь не рвет, не заманивает в западню и стала она подталкивать его к близости, а он, типа не понимает, на органные концерты водит, в винотеки, даже к баптистам водил в Петроверигинский, что хотел, не понятно, может он из секты какой, а может и вообще вампирюга.
Но усилия ее вознаградились, в пятницу повез он ее на Истру, под ивами над рекой, на двое суток позвал, подруга всех предупредила, квартиру на охрану поставила и поехала личную жизнь налаживать.
Приехала, все чин-чинарем, свечи, вино в плесени тысяча девятьсот лохматого года, печень павлина в шейке фазана, потом танец был под длинную композицию Тома Уэйтса, плавный переход в опочивальню, она сразу трусы сбросила и ждет, а он тормознулся в ванне, чего-то там тер, доводил себя до готовности, потом все люстры вспыхнули и входит он фавном, ладненький такой, в меру накаченный, но в стрингах, в кипельно- белых, садится на кровать, берет книгу "Декамерон " Бокаччо и начинает читать, с выражением а на подносике серебряном фокаччо и кола, читает так вдохновенно сука, с выражением, хлебушком хрустит, подруга в трепете легком, ну думает прелюдия у него такая, решила не спать, чтобы не пропустить высшую фазу, да ошиблась, на второй новелле сломалась она, заснула, как малолетка, а когда проснулась, его уже не было, лишь букет, да записка, что дела у него.
Больше они не виделись, что это было, спрашивала она меня, а что ей ответить, у нас каждый дрочит, как хочет...

Vads
23.03.2015, 19:47
Евгения Батурина

Пушкин бы писал в фейсбук каждый день, помногу и к радости тысяч подписчиков. Постил бы селфи с вечеринок, поздравлял друзей публично с днем рождения, с удовольствием ввязывался в срачи и сам их бы инициировал. И остался бы жив.
Толстой бы молчал по полгода, а потом разражался простыней на километр, вызывающей шквал перепостов типа "Я просто оставлю это здесь" или "Мгогабукф, но стоит прочитать всем!!!"
Лермонтов бы написал пару постов о том, как все плохо, а потом, прочитав комментарии, удалился с фейсбука насовсем.
Достоевский приглашал бы всех поиграть в "Веселую ферму", а ночью, проигравшись, писал бы колонки на Сноб (чем бы несказанно веселил Пушкина, который жив).
Тургенев бы регулярно публиковал объявления "МАКСИМАЛЬНЫЙ РЕПОСТ!!! ПОМОГИТЕ! Варвары хотят утопить щенков!!!" и сочинял психологические статьи об отношениях внутри поколений.
Чехов бы писал в неделю по паре строк, которые бы моментально попадали в списки афоризмов - в рубрику "Крылатые фразы великой Коко Шанель". Он бы морщился, но терпел.
Есенин бы писал ночью и пьяным, а утром с удивлением перечитывал.
Маяковский бы попробовал вести Твиттер, но ему бы не хватило места.
Аксаков и Хомяков бы патриотично сидели Вконтакте.
И только Пришвин бы спокойно постил котиков и фотки голубого неба и зеленых листиков с комментарием "А у нас весна!"

Vads
29.03.2015, 00:01
Katerina Miroshnikova

Это нужно было снимать.
22.50, супермаркет. Открыты две кассы, в каждую -- очередь по 7-8 человек. Передо мной стоит мужик с двумя бутылками вина. Стоим. На позитиве. Ничего для слабонервных не предвещает.

Замедленная съемка.
22.59. Маленькая аккуратная ручка кассирши хватает бутылку и молниеносно подносит ее к считывателю штрихкода. Касса отвечает звуком падающей гильотины.
Склейка. Возврат в стандартный режим съемки.
-- Ничего не могу поделать, простите, 23.00.
-- Как? Ну я же отстоял всю очередь, пробейте.
-- Касса блокирует алкоголь, не могу пробить, извините.
Склейка. Замедленная съемка. Охранник у входа совершает прыжок тигра к кассе.
-- Срочно, на другую. Сколько у вас там времени на часах?
-- 22.55.
-- Двигаемся, все двигаемся. Давайте свое вино! -- распихивает прифигевших футбольных фанатов с ящиком пива. -- Кто еще тут с вином, сюда, быстрее, должны все успеть!
Глубинной волной из очереди выносит еще двух человек.
-- Быстрее, у вас карточка? Давайте, давайте сюда. Пробивааааай!


Так и вижу: конец смены, дома, 6 часов утра. Он залезает под теплое одеяло, пахнущее топленым молоком и чем-то еще, что обозначено на этикетке геля для душа как "Перламутровая орхидея". Жена сонно прижимается к нему:
-- Успел?
-- Успел!
-- Скольких спас?
-- Сегодня четверых.
-- Мой.
-- Моя.

Сутки через трое -- подвиг. Запомнила его. Надо б поболтать о жизни героев. Когда еще.

Vads
31.03.2015, 10:22
Андрей Егорин

Секс на перемене.

- Я УЖЕ НЕ МОГУ! - кричала она ему капслоком из Владивостока, - ВоЗЬМИ МЕНЯ, НЕГОДЯЙ!!
- Оксана, погоди, - отвечал ей рыжеволосый крепыш в спортивном костюме, набирая смс на потёртом ключами и свистком Самсунге. - У меня только через 10 минут урок заканчивается, эстафету девочки сдают!
- Что? Девочки? Какой класс??
- Десятый «В»
- О, так тебе не до меня, шельмец! Давай, глазей на своих малолеток! И не пиши мне больше!
- Ты опять? Я не могу всё бросить сейчас, Ксюша. Это моя работа, и вообще конец учебного года!
- Конец говоришь? Мммм.. пошляк, ты знаешь как завести свою зайку..
- Подожди ещё пять минут, выставляю оценки.
- Да, выставляй, оценивай, и разгоняй своих лолит, иначе я за себя не ручаюсь!
- Всё, закрылся в своей каморке с кубками, как спала?
- Никак! После того как у тебя в 4 утра села батарейка, глаз не сомкнула!
- Конечно, у тебя вечер только начинался. А я вот не выспался ни хрена!
- Ну ладно, не ругайся май бэби, сейчас я тебя расслаблю.. Ты помнишь на чём мы остановились?
- Смутно..
- Что? Так то ты меня ценишь?.. Ох, напоминаю, предварительные ласки завершены, я вся пылаю! Ну-же!
- Ну, я сверху, ты снизу, принимаю упор лёжа.
- Какой упор лёжа, Игорёк, я же просила тебя отбросить свои ужасные профессионализмы!!!
- Ну а как ещё?
- Ты прочитал книгу Эммануэль Арсан, как я тебе советовала?
- Нет, но фильм посмотрел!
- Что??? Как же ты собираешься расти духовно? Глядя эротические фильмы?
- Ну, нет конечно, ладно, к завтрему прочитаю.
- К завтрему,.. эх накажу тебя за это поэзией!
- Это как?
- А вот так! Делай как я!
Приди ко мне, мой долгожданный, к своей груди меня прижми!
(пауза)
- Пришёл, прижал, обнял за пояс, и стонешь ты – возьми, возьми!
- О да, возьми, как плод запретный, ослепни от моей красы!
- Ослабил хват, одной рукою стянул колготки и трусы.
- Войди-ж в меня! Как Крым в Россию! Как крейсер в бухту Булганак!
- Ого! Знаком с таким заливом! Ведь я потомственный моряк!
- Ах ты моряк? Так значит стоя! И у скалистых берегов..
- Держись за кнехт, кричи полундра! А мой гарпун всегда готов!
- Стою, держусь, кричу на вдохе, перекрикая водопад!
- А я работаю снарядом, толчок вперёд, рывок назад!
- Быстрей, строчи как пулемётчик, пусть гильзы падают в волну!
- Строчу, строчу, мокра тельняшка, в глазах темно, иду ко дну.
- О да, я тоже на пределе, ещё чуть чуть, мой канонир!
- Звонок, пора, продолжим позже, я убегаю на турнир..
- ААААХ!!!! ОПЯТЬ??? ДА ЧТО ЭТО ТАКОЕ??? Жду тебя ровно через 45 минут!!! Сменим позу!!! И поставь телефон на зарядку! Целую! Твоя морячка!

Vads
12.04.2015, 00:17
Валерий Зеленогорский

Радиомастер и Мария.
В Аптекарском переулке на «Бауманской», в двухэтажном домике, построенном в начале 20 века, жили в 21 веке два человека - Радиомастер и Мария.
Им было по сорок лет и они всю жизнь жили в Немецкой слободе, так до революции назывался Бауманский район,, их дом номер три стоял на углу Бауманской ( в прошлом Немецкой ) переименованной после революции именем большевика Николая Баумана, убитого куском трубы полицейским агентами, если бы сейчас называть улицы именами всех убитых силовыми структурами, то улиц бы не хватило на всей планете, но тогда он стал героем революции, его именем назвали район, улицу, рынок, станцию метро и летний сад имени Баумана, Бауманский район был местом, где во время выборов в Верховный Совет СССР, всегда выдвигался очередной Генеральный Секретарь КПСС.
Радиомастер и Мария родились в одном роддоме на Госпитальной, в 29 больнице, основанной княгиней Шаховской, основательницей общины сестер милосердия «Утоли мои печали»,с тех пор в том роддоме ничего не изменилось.
Мать Радиомастера при родах умерла, а у Марии отца сроду не было, ее мама родила для себя, так она всегда говорила, кто ее отец Мария не знала и даже не пыталась искать.
Перед смертью мама ей сказала, что отец был хороший человек, но женатый и она от него скрыла свою беременность, не хотела разбивать семью.
Марию сразу увезли в деревню к бабке под Подольск и она появилась в Аптекарском переулке только перед школой, а Радиомастер вырос у своей бабки на руках, папа его никогда не женился, но женщина у него была, Радиомастер ее даже видел два раза, один раз маленьким в саду Баумана, они гуляли и ели мороженое, а второй раз на Немецком кладбище, когда папа умер в 85 году, она помогла раздобыть водки на поминки.
Тогда началась борьба с пьянкой, она идет до сих пор, но результатов не наблюдается, народ побеждает ввиду явного преимущества пьющих, над непьющими, разве может человек трезвым смотреть на бардак, творящийся в стране, так считал Радиомастер, выпивающий ежедневно с восьмого класса.
Пил он всегда, но голову не терял, он вообще ничего не терял, наоборот, он собирал всякий хлам и теперь прежняя привычка кормит его, он держит на первом этаже своего дома, лавочку радиодеталей и прочей ерунды, в которой всегда толпится много народу, тех, кто сами мастерят или ремонтируют домашнюю технику.
В этой лавочке, когда-то был «Металлоремонт» и его папа сидел там каждый день, делал ключи, точил коньки и даже нелегально собирал телевизоры из ворованных запчастей.
Радиомастер после уроков всегда сидел у него в мастерской и всему научился, точить, паять, курить и выпивать, как положено рабочему человеку, каждый день, но в норме, без перебора.
В школах они учились разных: она в немецкой спецшколе, а он в обычной, рядом с домом в Казенном переулке, сидел он за партой только до восьмого класса, а потом уже нигде не учился, начал работать с отцом в мастерской и никогда не пожалел.
Она прошла весь долгий путь хорошей девочки; школа с медалью, иняз с красным дипломом, их пути не пересекались, двора у них не было, Мария была всегда занята, но они виделись и в двадцать лет и в тридцать, но без контактов, она его не видела, он был не ее герой.
Ее героем был мальчик из сталинского дома на Энергетической улице, он жил в профессорском доме МВТУ на паркетном полу с ванной, в которой было окно..
Такой хорошенький мальчик, теннисист и басист группы «Ядерный шит», она с ним дружила с первого курса и искала ключ к его сердцу, а он не видел в ней женщину, а она ею хотела уже быть.
Радиомастер делал ключи и в двадцать лет нашел свой золотой ключик, к ним в мастерскую зашла женщина лет тридцати с мальчиком и попросила поставить ей замок в новую дверь.
Папа послал его , и он с радостью побежал и поставил замок и заодно крест на своей одинокой жизни, он стал жить с этой женщиной и прожил двадцать лет пока она не умерла от рака за три месяца, он ее похоронил и вернулся к себе на Аптекарский уже в сорок лет, совершенно пустой и запил так крепко, что чуть не потерял свою лавочку, помогла остановиться печень, которая отказалась принимать смертельные дозы, от пошел к врачу и врач сказал, будешь пить- сдохнешь и Радиомастер понял и пить перестал и понял, что трезвому надо чем-то себя занимать и стал читать Библию, единственную книжку в доме, оставшуюся от бабки, набожной старушки, даже крестившей его в Елоховской, где она была прилежной прихожанкой.
Крестик он носил всегда, но в остальном, был равнодушен к вере, к любой, включая коммунистическую и демократическую, он не любил, когда говорят про политику, про смысл жизни, он считал, зачем искать смысл жизни, вместо того, чтобы просто жить.
Так он и жил со своей женщиной, которая его оставила на этом свете, совсем одного, он стал читать Библию, просто так из любопытства, смотреть телевизор он не мог, радио не слушал, там показывали и рассказывали, чего в жизни не бывает, а если такое и бывает, где-то, то ему «такое» не надо.
Ну убили кого-то в Ясенево, или шторм в Воронеже снес крышу с прокуратуры и что теперь, не спать, или ехать разбирать завалы,- так считал, уверенный в себе Радиомастер, среднестатистический человек, со средним доходом и средними потребностями.
В театр он не ходил, не понимал, зачем смотреть, как принц Датский убивает за два часа кучу родственников; доводит до смерти невесту, убивает ее отца, убивает брата невесты, от кубка с отравой, предназначенного для него гибнет мать, он закалывает, как поросенка мужа матери…..
Ну и какое в этом искусство - чистая программа «Максимум», где парень-ведущий со смаком копается в крови и пакостях, нужно быть дураком, что бы так травмировать свою нервную систему, а дураком Радиомастер себя не считал.
Жизнь вокруг него рушилась; взорвался Бауманский рынок, где он всегда покупал продукты, рядом с ним в Аптекарском переулке в результате реконструкции взорвали «Дом Щапова» по проекту великого Шехтеля, первая немецкая аптека в Москве стояла 250 лет и никому не мешала, а теперь стада мешать какому-то банчику и банчок снес ее и теперь там парковка , в банк никто не ходит и чем он занимается никому не ведомо.
Мир рушился вокруг него, из его окна вместо тихой слободы торчали стеклянные кубы офисных центров, где сидели чужаки в костюмах и вечером и в обед, они шлялись по Бауманской в поисках пива, пиццы и парковки для своих лакированных коней, которыми они заставили все тротуары.
Он даже хотел взять шило и пройти днем по тротуару от Спартаковской до улицы Радио и отцарапать им по лощеным бокам надпись «Машины не ставить», но не стал, побоялся, что его линчуют либерасты - рыночники, для которых частная собственность священна, а его право ходить по тротуару не имеет значения, пешеходы- мусор, считают автовладельцы, , ходят суки, дома сидеть надо, а не шляться под колесами, так считают те, кто давно земли не чует под ногами, у них от этого измененное сознание, так считал Радиомастер, протискиваясь в свою лавочку, через три ряда машин, стоящих перед входом его магазина.
За границу Родины он не ездил, не желал, не видел смысла., он даже на Красной площади ни разу не был, и в парке Горького не был, зато ходил с детства в сад Баумана, там ему нравилось все, это была его поляна, там он знал каждый угол и ему там было хорошо, В баню он ездил на Пролетарку, с детства его туда водил отец, у него там в Воронцовских банях был свой банщик, с которым он служил вместе на флоте, уже умерли и отец и его товарищ, а Радиомастер до сих пор ездит каждую неделю , вроде не по пути ему эти бани, но привычка для него важнее нового качества, на Бауманской море саун и бань, есть даже турецкий хамам, но в них чаще трахаются, чем моются, а Радиомастер был брезглив, в бане женщин не признавал, да и женщина у него была одна, но бог ее забрал и теперь он других не хочет, не желает он снижать планку, а прыгать в сторону тоже не собирается.
Когда-то в школе он читал рассказ Л.Толстого «Отец Сергий», читал по своей воле, не по программе; там говорилось о смертном грехе монаха, соблазнившегося красотой прихожанки.
Он пресек свое вожделение и отрубил себе палец, а ведь мера половинчатая, размышлял Радиомастер, он сам был человек решительный, если причина в штанах, так руби причину.
Он осуждал Толстого за малодушие, такие мысли пришли ему в голову, когда он читал главу о смертных грехах, сам он был тверд и единственный порок- грех сомнения и уныния мучил его в последнее время..
Стал он замечать за собой, что его железный распорядок в жизни стал его тяготить, каждый день он стоял от рассвета до заката в своей лавочке, потом заходил в «Пятерочку» покупал еду и так до пятницы, в пятницу баня и опять неделя за неделей, такой ритм жизни его вроде устраивал, но под такую музыку не станцуешь, в таком ритме только по кругу, ходить, как лошадь в цирке, а он захотел перемен.
Мария, тем временем вернулась на Аптекарский, насильно милой быть перестала, ушла от своего милого, 15 лет тянула она свой крест, мальчика-мужа своего она тогда получила, доказала ему, что с ней он не пропадет и он сдался ей и они поженились и даже жили хорошо пару лет, а потом все пошло наперекосяк.
Муж остался на кафедре, она написала ему диссертацию, он стал кандидатом, а потом и доктором наук, занял место завкафедры и она перешла к нему секретарем и руководила вместо него, а он лапал студенток и аспиранток на ее глазах и даже водил их к ним домой в дневное время.
Она терпела, она сама хотела его на любых условиях и получила свое с обременением его вредных привычек, они жили в достатке, муж , как член приемной комиссии получал взятки за поступление, он брал не у всех, а только у способных, не желающих рисковать своим местом в заветном списке поступивших.
А год назад он влюбился в юную лань и сошел с ума, он не скрываясь жил с ланью на съемной квартире и приходил только переодеваться, лань стирать его трусы не желала, и он носил грязное белье ей, как старому другу, который поймет и не осудит, Мария так и делала.
А потом лань сказала ее мужу, что на съемной квартире жить не будет и муж, стыдливо отвернув глаза, попросил ее съехать на время и она съехала, чтобы не мешать его счастью ,съехала она с этой темы, слишком долго она брела по неверной дороге, так и съехала она на Аптекарский, на свое место и стала жить.
В детстве с бабушкой, она сидела за столом под абажуром и смотрела, как она вышивает крестиком цветочки и пейзажики с лебедями, она тоже всему этому у нее научилась и руками делала все по ремонту, перекройке и вышиванию.
Она решила занять свою голову и руки и открыла мастерскую по ремонту одежды, в комнатке на первом этаже, где до нее продавали курительные смеси, а потом закрыли.
Она поставила пару машинок и стала работать; подшивала брюки, подрубала шторы, виртуозно штопала дыры на трикотаже и ставила заплаты на прожженные кофточки и свитера, потом она слегка расширилась, взяла двух бабушек и дело пошло, она повесила вывеску «Мария», не из желания прославить себя, а просто имя это теплое и люди говорили, пойди к Марии, у нее недорого и по - простецки.
Она совсем успокоилась и стала жить просто и естественно.
Свою жизнь она устроила так - много работы, мало еды и никакой любви,.
Любовь не всем по силам, если ты не можешь, значит, тебе любить не положено, не всем положено, нет равенства и справедливости, у каждого своя роль и место, живи просто и рот не разевай, на то, что тебе не положено, так она подвела свои неутешительные итоги.
За год она осмотрелась, Радирмасиер по –соседски помогал ей по мужской части, свет поправить, карнизы повесить, так, без денег, из расположения к женщине, которую знал еще ребенком, она наливала ему чаю и они иногда беседовали у нее в подсобке меж чужих вещей и рулонов ткани, он рассказывал ей главы из Библии, она хорошо слушала, обоим торопиться было некуда, как в в песне ,, Дома ждет холодная постель, пьяная соседка, а в глазах осень..…,,,
Так продолжалось до весны, он рассказал ей уже книгу «Бытия», она иногда даже плакала, когда он читал про страдания Сары и Рахили, а под Пасху он начал читать ей книгу «Исход», читал весь пост и в ночь перед пасхой они не сговариваясь, пошли в Елоховскую смотреть крестный ход.
В храм пускали только по билетам; там были все важные люди, они везде бывают по билетам, которые им присылают или привозят курьеры.
Билеты им присылают на все: на Пасху, на открытие стриптиз - клуба и даже на скачки им присылают билеты на лучшие места, они проходят в первые ряды и стоят там значительно и живут замечательно, и пьют и каются и жертвуют щедро..
Радиомастер стоял на улице и смотрел трансляцию из Храма, значительные люди стояли отдельно от остальной паствы, отделили овец от козлищ, подумал Радиомастер и вспомнил, как сказано «И последние станут первыми…» .
Он не имел в виду себя, он просто имел ввиду, что негоже в Храме делить людей на чистых и нечистых, ему это активно не нравилось, но он стоял и ждал.
Чего-то, чувствовал, что-то случится и он воскреснет и проснется, ведь жертву он уже принес...
Мария пришла раньше и пробилась в Храм, так и простояла всю службу и очнулась, когда Патриарх стал говорить на простом русском языке о любви к ближнему, и что все мы братья и сестры.
Она огорчилась, у нее не было братьев и сестер, одна на белом свете, ни деток, ни мужа, стало ей как-то горько, но она удержала слезы, научилась за много лет.
Возвращалась она уже рано утром, устала за ночь на ногах, но в «Пятерочку» зашла и купила себе вина, кекс типа кулич и немножко пармской ветчины, на выходе уже она заметила Радиомастера, он тоже нес в пакете покупки, через пакет она увидела, что он купил себе водки, его спина в китайском пуховике показалась ей очень знакомой , даже родной показалась ей спина человека, который шел к себе домой, Мария набрала воздуха и тихонько окликнула, он повернулся неловко, лицо его было полно удивления, она сказала ему «Христос воскресе», он смущенно ей ответил «Воистину воскресе», они неловко расцеловались, потом он ее обнял и понял, что обрел, то, что искал, они пошли вместе, они вышли из плена.

Vads
12.04.2015, 23:29
Валерий Зеленогорский
О страхах и желаниях.
Я жил в теплом доме, там всегда была еда, центральное отопление и титан, который я топил в пятницу, когда все мылись, я не мечтал о велосипеде " Орленок", магнитофоне "Яуза" и фотоаппарате "Смена".
У меня было зимнее пальто с воротником типа " кролик", шапка из котика и целые ботинки.
Я любил книги, их было в достатке в библиотеках, тех, которых было не достать в юности, были у соседа доктора Брауде, у него в квартире было много замечательных вещей, китайские веера, глобус из красного дерева и бобровая шуба, я однажды заснул в ней, а родители мои ушли из гостей и меня принесли сонного, как забытый зонтик.
Доктор был очень умным человеком, он читал мне десятилетнему мальчику поэмы Пастернака наизусть и до сих пор я знаю Бориса Леонидовича с голоса доктора Брауде.
У меня было три страха.
Первый- преподаватель электротехники Федосеев, он прожигал меня огнем, когда я у него на экзамене пытался засунуть шпаргалку в трубу прибора, у которого там дырки не было.
Я боялся старшину Гуридзе в армии, когда сидел на полковом "очке" докуривал последний бычок с ремнем на шее и шапкой в руках, он видел меня и кричал "Солдат! Ко мне! Время пошло!" и я бежал, чтобы успеть, пятясь в кальсонах, а он стоял в начищенных сапогах, как воплощение Сталина.
Был еще страх, что не хватит денег заплатить за ужин в гостинице "Минск" на втором этаже, я брал много, а яд, что не хватит мятой трешки, в потной ручонке отравлял радость чревоугодия.
Я многое вижу на расстоянии, мне совершенно просто представить себе сосок продавщицы мороженого у метро "Сокол", когда я вижу Жириновского мне совершенно ясно, как у него на нервной почве чешутся яйца и трещины на пятках от застарелого грибка.
Мне даже не надо видеть, что говорит Сергей Ервандович и Александр Проханов, гладкий внук Молотова, который давно должен сидеть в Израиле, как многие внуки нацистских бонз и ухаживать за стариками с номерами на руках.
Я теперь скромнее стал в желаниях, мне и сейчас не нужен велосипед, я прожил без него, а также без канабиса и девушек из группы "Ассорти", на которых, как говорят, дрочат даже в Африке.
Человек- не супермаркет с тысячами желаний,я видел много богатых людей, им хочется и колется, но главное, как мне кажется, дождаться сына с гулянки, запереть дверь и смотреть в окно в сторону Строгина, где на башнях можно стартовать в любое место твоей памяти, а можно и не лететь, ведь "Облако" в тебе..

Vads
16.04.2015, 22:47
Голубой Христос на заправке…

В южной Италии на трассе Адриатика, если ехать от Фазано, то после поворота на Торе Кано, слева, на заправке Agip, стоит Христос.

Большой голубой Христос.
Метра три ростом.
С голубыми глазами, голубой тоге до пят, голубыми сандалиями на голубых ногах и вскинутыми в небо голубыми руками.
Руками Христос приветствует всех, заехавших на заправку:
съесть панини, прихлёбывая из зелёной бутылочкой пива Драер по 0.33; выпить чашечку кофе, возможно с граппе; поболтать о жизни с заправщиками Антонио и Джузеппе; сыграть в тотализатор; сходить в сортир или просто залить в бак бензина.
В последний мой приезд на заправку Христос был белым.
Белым, как алебастр.
Иссини белым, как сахарная голова.
И матовым, как кусок школьного мела.
А до этого – был голубой и блестящий.
Я ничего не имею против белого цвета. Белый цвет – цвет невинности, чистоты, непорочности и духовных исканий.
Как ничего не имею против толерантности, грудного вскармливания, ген модифицированных продуктов, гомосексуальных браков, фриков, даушифтеров, маргиналов и семейных ценностей, брокеров, проституток, домохозяек, ролевых игр, бритоголовых, косматых детей цветов, людей с хаером, бредами, в тюбетейках, шляпах, хиджабах, фесках или кипах, толстых ментов с бандитками на шее, усыновления детей в однополых браках, игры в поло, неистовых новообращённых с оцерковлённым сознанием, гольфа, сноуборда, мацы, люля-кебаб, садо-мазо, слонов и рахат-лукума в Елисеевской кондитерской на Тверской в ярко жёлтой упаковке.
Но Голубой Блестящий Христос на итальянской заправке мне нравился больше.
Я понимаю, что не слушаться родителей, не делать уроки, прогуливать школу, списывать, завидовать, воровать, врать, стрелять папиросы и тайком курить в парадных, подглядывать за соседкой по коммуналке в ванной и потом дрочить в туалете, перепрыгивать турникеты метро, подглядывать в женских банях, косить от армии, спать с подругами жены и жёнами друзей, не исполнять супружеский долг, пьянствовать, шаромыжничать, бездельничать, не уважать соплеменников, правительство, старость, не переводить старушек через дорогу и потом сдохнуть в канаве забытый и некому ненужный – это плохо.
Но Голубой Блестящий Христос мне, всё же, нравился больше.
Конечно, лучше не возжелать жены ближнего, ударили по левой щеке подставить правую, не прелюбодействовать даже в мыслях, не обжорствовать, почитать мать и отца своего, не красть, возлюбить ближнего, как самого себя и умереть на своей постели, окружённый рыдающей роднёй, участковыми, работниками ЖЭКа, подругами жены и, все они протягивают тебе стакан с водой, и быть похороненным за приличной оградой, которую раз в три года рабочие кладбища будут подкрашивать голубой краской, а шишечки наверху – белой, а по Пасхам и Родительской Субботе на холмик будут сыпать куски кулича, варёные яйца и втыкать свечки и розочки из провощённой бумаги – это лучше.
Но мне всё равно больше нравился Голубой Блестящий Христос, чем белый и матовый.
И Верка из третьего подъезда, которую имел весь наш двор, мне нравилась больше, чем потом все остальные: хорошие, надёжные и правильные. До сих пор.
Поэтому я, как-нибудь, заеду в BRIK”O”MAD, тут недалеко, у городка Астуни и, куплю трёхлитровую банку краски, лазоревой, как глаза всех бесчисленных Христов прекрасной страны Италии. Куплю ещё пол литра ски*****а и большую щетинистую кисть. Приеду как-нибудь вечером на заправку и, (я думаю, Антонио и Джузеппе, которые каждое утро приезжают сюда на маленьком розовом Смарте из своей Фазано, не будут против) покрашу этого, со вздёрнутыми белыми рукам, с головы до ног лазоревой краской. И глаза.
Ведь от этого злые не станут злее, добрые добрее…
А мне как-то спокойней: чао, чао, ча…

(с) Александр Блинов

Vads
24.04.2015, 20:45
Кто-то в лифте написал "Лена – проститутка". И всё: ни фото, ни расценок. Творческое амплуа не указано. Не ясно также, хорошо или плохо, что Лена такая. И если захочется пойти её пристыдить, то куда обращаться? Вот о чём думали мужчины в лифте.


Женщин больше волновал нравственный облик подъезда. Они понимали, маркетинговое несовершенство объявления не долго будет препятствием. Оглянуться не успеешь, мужья станут возвращаться после рыбалки с чеками на рыбу и запахом Lanvin Eclat d`Arpege Arty. Женщины не выносят рыбу с таким приятным запахом.

Больше всех надпись расстроила жильца этого подъезда скрипача Мариса. Его жену как раз звали Леной. В футляре скрипки хранились фото её ног. Там были видны и другие части Лены, но друзья-музыканты ни разу не вскрикнули "ого, какое лицо". Они поздравляли Мариса именно с ногами. Из любви к жене Марис переехал в русский район. Его трижды грабили в троллейбусе № 15, но он всё равно интересовался и православием, и русскими поговорками.

Латышский муж у нас считается хорошим приобретением. Он часто вырастает до приятных 190 см, работящ, не орёт и подолгу выдерживает тёщу. Готовит скучно, но в мытье посуды бесподобен. Главный его минус – удивительная мимическая неразвитость. Не разберёшь порой, обижен он, радуется, или сознание потерял.

Одна знакомая рассказала, её латышский муж двадцать минут смотрел куда-то под стол, не шевелясь. Женщина его звала – он головы не повернул. Некоторое время она задавала вопросы - Ты обиделся? Живот болит? Мама звонила? У тебя эпилепсия? Творог скис? Вспомнил Витьку? Так ничего же не было, просто поцеловались!.. Жена сочинила сто видов катастроф, заново пережила свадьбу и развод. Он всё глядел под стол. Потом спросил очень спокойно, не кажется ли ей, что левый край скатерти немного ниже правого?

Будь Марис южанином, взял бы нож, построил бы соседей перед крыльцом. У кого на пальцах пятна от маркера – того зарезал бы. Но он прибалтийский музыкант. О насилии читал лишь в английских детективах. Единственный известный ему способ мести – оттопыривание губы – в русских кварталах бесполезен.
Марис решил составить психотип преступника. Было ясно, негодяй изувечил лифт от восхищения и досады – ведь Лена выпита другим. Это значило, преступник обладает вкусом к прекрасному, склонен завидовать и умеет писать. Все жители дома старше шести лет подходили под эти требования.

Когда психология не сработала, Марис решил вычислить гада по почерку. Он придумал обойти жильцов, собирая подписи за строительство детского городка. Подпись должна была содержать слова "Лена" и "Проститутка". Детский городок идеально подходило для этих целей.
С точки зрения новостей, русские районы населены кошками, хулиганами и старушками татаро-монгольского генезиса. По вечерам все они бьют морды не важно кому. На всякий случай, Марис взял газовый баллон, бинты и поставил на быстрый набор службу спасения. Из 36-ти квартир его подъезда в 33-х жили русские.

Марис пошёл по подъезду сверху вниз. На девятом этаже нашлись бабушки с разной философией. Одна назвала музыканта бандитом, велела зайти, проверить – у неё брать нечего. Вторая дверь не открыла, пригрозила позвать Петю, который всем покажет.
На восьмом этаже Мариса накормили супом.
На седьмом лысый бугай пригрозил надавать в бубен, потом угостил печеньем. Опасно, нелогично, весело.
На шестом подарили ведро грибов, обещали взять с собой за боровиками. Грибник смотрел в календарь, велел приходить в сентябре, в шесть утра. И всё, вытолкал за дверь.
На пятом этаже женщина в пеньюаре сказала – да вы зайдите – и так потянула за рукав, что у Мариса ноги оторвались от пола. Выкатила торт, коньяк, полезла на шкаф за альбомом, показать фото себя в молодости. Заодно показала всю себя в настоящем. Марис пообещал вернуться и сбежал.
На четвёртом снова был суп – отказаться не вышло.
Бабушка с третьего этажа оказалась глухой, пришлось орать. На шум выбежала внучка по имени Лена. Приятно и удивительно. Хорошо что русские не сочиняют каждой новой девочке отдельных имён. Мадемуазель оказалась точно, как написано в лифте. Летящая юбка, смелый и одновременно приветливый взгляд, шаг уверенный. Расписалась в тетради – Митрофановы.
Марис пошёл, купил маркер. Вернулся в лифт и под словом "Лена" приписал аккуратно "Митрофанова".

Он вышел из дома. Тут Чехов указал бы, что на улице цвела весна и пели птицы. На самом деле – ни хрена. 18-е апреля было и холодно как в тундре.

(с) Слава Се

Оксана
24.04.2015, 21:27
Этого не читала, очень интересно :ab:

Vads
25.04.2015, 19:38
Любовь не живет три года. Три года она умирает.
А жить любовь может сколько угодно.

***
— Свободная касса!… Добрый день.
— Так… Мне стандартные отношения, три маленьких приключения и мечту месяца.
— Мечту с сахаром?
— Да.
— Отношения двойные или обычные?
— Двойные.
— Пить будете?
— Буду.
— Секс, наркотики, рок-н-ролл?
— Да… Давайте секс! Только горячий.
— Принято. Три маленьких приключения, отношения — двойные, сладкая мечта и горячий секс. Вам с собой или тут?
— Тут. А то ведь остынет.
— Окей. Вот ваш заказ. Полгода, пожалуйста.
— У меня только по три…
— Придется подождать. Простите, у нас нет мелочи.
— Я подожду.
— Ждите… Свободная касса!
(с) Андрей Арчет Кузнецов

Vads
29.04.2015, 15:15
запретная зона

не обращая внимания на осень, город-герой жил своей будничной жизнью. сотрудники сидели в офисах, дети игрались в песочнице, а ветерок срывал непонравившиеся ему листья с тополей. и тем более никто не обращал внимания, как по направлению к запретной зоне уверенным шагом шёл человек, одетый легко и, в то же время, согласно осенней погоде. рыболовный жилет и тонкий чёрный спиннинг выдавали в нём рыболова.

на пустынном берегу спиннингист быстро привёл спиннинг в боевую готовность и, сделав паузу, ловко закинул приманку. после этого рыболов застыл в ожидании. снова и снова подматывая леску он замирал в ожидании, внимательно глядя на кончик спиннинга.

прошло уже около часа. рыболов по-прежнему делал забросы и чего-то ждал. казалось, что ничто его не тревожит, кроме кончика его спиннинга. естественно он не заметил, как сзади к нему подошёл человек в форме.

— привет спиннингистам!

— здравствуйте!

— я инспектор рыбоохраны казанкин. здесь нельзя ловить рыбу.

— вы, наверное, будете удивлены, но я рыбу и не ловлю вовсе.

казанкин уже имел дело с подобного рода умниками, и умел беседу приводить к логическому завершению, чётко осознавая свою правоту, практически во всех ситуациях на реке, тем более в запретной зоне.

— тогда что вы делаете на берегу реки со спиннингом?

— хм... ну, скажем так. я стараюсь получить удовольствие, преследуя спортивный интерес.

— так или иначе, ловить спортивными снастями здесь также запрещено.

— снасть — это то, чем ловят рыбу?

— разумеется.

— моя снасть не приспособлена к вылову рыбы.

умник к этому моменту уже вынул приманку из воды и протянул казанкину.

— посмотрите, на приманке нет крючков!

действительно, это был круглый грузик, на котором болталась поролоновая рыбка. крючков в ней не было.

— давайте без фокусов. вы же взрослый человек!

— нет никаких фокусов, посмотрите, у меня нет с собой ни одной приманки с крючками, — сказал умник, оттопыривая накладной карман рыболовного жилета.

казанкин строго посмотрел в глаза рыболову, потом заглянул в оттопыренный карман, затем снова в глаза спиннингисту, но уже с неподдельным интересом.

— первый раз встречаю рыболова с приманками без крючков.

— да я и не рыболов вовсе! я, скорее, охотник за поклёвками, чем рыболов.

казанкин был слегка озадачен такими ответами и смотрел на него уже с явным недоверием.

— рыболов вы или охотник — разницы нет, я вынужден проводить вас на брандвахту, где начальник рыбинспекции разъяснит вам правила и ваши права.

странный спиннингист устало вздохнул, намотал приманку вокруг первого кольца и пошёл в сторону брандвахты, ясно давая понять, что он подчиняется, но виновным себя не считает.



главный инспектор рыбоохраны с редкой фамилией охан привычно рассматривал в бинокль противоположный берег реки.

— атос петрович, нарушителя привёл.

— браконьер?

— да нет... странный тип со спиннингом.

— со спиннингом? в запретной зоне? приезжий что ли?

— вроде бы местный... знает, что рыбу ловить нельзя.

— казанкин, тут рыбы нет уже лет как 15, тем более на спиннинг с берега!

— он утверждает, что рыбу не ловил... у него все приманки без крючков...

— да знаю я их отмазки: рыбу не ловил... снасть не моя... зови, посмотрим на этого чокнутого.

атос петрович изучающе посмотрел на вошедшего рыболова. обыкновенный спиннингист, которых пачками ловили для плана. только вот смотрит как-то дерзко. ну, ничего, не таких обламывали. таких надо сразу брать на пушку.

— значит так: спиннинг конфисковываем и выписываем штраф за нарушение правил любительского рыболовства.

— простите, а какие я правила нарушил?

— вы пытались поймать рыбу там, где этого делать нельзя.

— да, но я не пытался поймать рыбу!

— это детский лепет. вас взяли с поличным, то есть на берегу со спиннингом — этого достаточно.

— скажите, а можно тут ходить по берегу и бросать в воду камешки?

— можно.

— а можно один и тот же любимый камешек бросать в воду на ниточке и снова его вытаскивать?

охан недружелюбно посмотрел на нарушителя.

— можно, если заняться больше нечем.

— а можно это делать с помощью спиннинга?

— можно... если есть жёлтая справка. — инспектор начал терять терпение. — у вас есть таковая?

— у меня есть членская книжка общества рыболовов!

— это одно и то же!.. то есть, нет... она не даёт вам право издеваться над людьми!

— а я и не издеваюсь! это вы, слуга закона, заставляете меня оправдываться в том, чего я не делал!

— вы ненормальный?

— я абсолютно вменяем.

— да нет! ни один нормальный человек не придёт сюда ловить рыбу по двум причинам. первая — нельзя, вторая — тут рыбы нет!

— есть тут рыба!

— ну, знаете...

инспектор, с тревогой глядя на ненормального рыболова, поднял телефонную трубку и быстро набрал номер.

— алё, это 19 больница?

— да.

— можно вызвать дежурного психиатра на брандвахту в запретной зоне около плотины? нужно освидетельствовать вменяемость одного нарушителя.

— ожидайте!

— сейчас приедут специалисты по вашей части. они быстренько разберутся, кто из нас сумасшедший.

— и что дальше?

— а дальше они заберут вас к себе на курорт, где вы будете ловить рыбу везде, где вам вздумается, хоть в унитазе, — атос петрович широко улыбнулся, — в противном случае вы заплатите штраф.



врачей долго ждать не пришлось. из машины скорой помощи выскочили два санитара и пожилой врач с хитрыми глазами.

— ну, что тут у вас случилось?

— мы задержали нарушителя, он пытался ловить рыбу в запретной зоне. но этот ненормальный говорит, что он не рыболов, что он рыбу не ловит. я тут работаю больше 15 лет и с полной ответственностью заявляю, что здесь ловить на спиннинг с берега — всё равно, что в ванне у себя дома. ему лечиться надо.

доктор внимательно посмотрел на рыболова.

— как вас зовут?

— следующим вашим вопросом будет — какой сегодня день недели?

— ну-ну, успокойтесь, никто вас сумасшедшим пока не считает. скажите, если вы утверждаете, что вы не рыболов и не пытаетесь ловить рыбу — тогда как вы объясните свои действия в запретной зоне?

— я просто коллекционирую поклёвки.

— ну, что я говорил? он ненормальный! — быстро вставил инспектор.

доктор невозмутимо продолжал беседу с пациентом.

— я тоже в прошлом был коллекционером, у меня даже осталась небольшая коллекция марок. а у вас есть своя коллекция поклёвок?

— у каждого рыболова есть своя неповторимая коллекция поклёвок. некоторые не придают им значения, они считают это больше неудачной подсечкой, например, а некоторые просто довольствуются поклёвками.

— вы можете нам продемонстрировать свою коллекцию?

— к сожалению, это невозможно. я поклёвки не уношу домой. я просто их вижу, чувствую, сравниваю их с другими, делюсь своими впечатлениями с другими рыболовами...

— как же можно почувствовать поклёвку?

— чаще всего спином.

— спином — это сокращённо спинным мозгом? — доктор сделал ещё более хитрые глаза.

— спин — это в нашем лексиконе сокращённо спиннинг. сама поклёвка — это целое уравнение, в котором много переменных. это и приманка, и шнур, и сам спиннинг, не говоря уже о способах позиционирования рук, ног... — спиннингист на мгновение задумался, и решил, что лучше не углубляться в тонкости, — так вот, контакт с хищником, который вы почувствовали — есть результат, которого я добиваюсь с помощью этого уравнения. меняя переменные и коэффициенты, я получаю или не получаю другие результаты, то есть поклёвки.

— ну, хорошо, допустим это так. но зачем вы пришли коллекционировать поклёвки туда, где нет рыбы? — доктор медленно перевёл взгляд на охана, тот в свою очередь одобряюще кивнул.

— так ведь тем поклёвка и ценнее, что она случилась там, где у других их не было! человек может с полной уверенностью говорить, что рыбы нет только тогда, когда он смотрит в собственную ванну с прозрачной водой!

спиннингист уничтожающе посмотрел на атоса петровича.

— но в таком случае, почему вы утверждаете, что рыба есть именно в том месте, куда пришли за поклёвками?

— я могу утверждать, что рыба есть только тогда, когда увижу хоть одну поклёвку.

— и что? вы видели сегодня поклёвку?

— да! — гордо ответил спиннингист.

— ну что ж, из сказанного следует, что для того, чтобы утверждать, что рыба есть — нужно либо её видеть в воде, либо чувствовать поклёвки, как это делаете вы.

— совершенно верно.

— но вот доказать сей факт можно только одним способом — это выловить рыбу из ванны или с того места, где были поклёвки. логично?

— логично! — неожиданно в один голос ответили охан и казанкин.

— в таком случае всё упрощается. мы даём рыболову шанс доказать, что рыба тут есть. чтобы это доказать, он должен реализовать одну из поклёвок.

— и всего-то! — радостно воскликнул атос петрович. — пусть поймает!

доктор продолжил:

— если рыболов поймает рыбу — значит действительно рыба тут есть и всем тем, кому достаточно почувствовать поклёвку, можно безнаказанно пополнить свою коллекцию парочкой оных, не нарушая правила и не нанося вред природе. если рыболов рыбу не поймает, значит мотив его нахождения в запретной зоне ставится под сомнение.

— вы предлагаете мне в доказательство своей правоты поймать рыбу в запретной зоне?

— вот именно! — радостно воскликнул атос петрович, подписывая приговор рыболову.

— ну что же, я готов пойти на принцип, и доказать свою правоту. мне нужен мой спиннинг и приманка с крючками. позвольте мне позвонить жене, чтобы она принесла мне то, что нужно.

странный спиннингист достал мобильник и набрал номер. вдруг все услышали возбуждённый женский голос:

— ты почему ещё не дома? ты обещал, что придёшь через три часа!

— послушай, тут такое дело... меня хотят забрать в психушку...

— я знала, что этим всё кончится! она по тебе давно плачет!

доктор удивлённо поднял брови, а инспектор шёпотом сказал: «а я что говорил!?»

— мне нужно, чтобы ты привезла мне поролонки с крючками.

— а корцанг с зевником тебе не привезти?

— я серьёзно, люди ждут...

— о, господи, за что мне такое наказание? куда ехать-то?

— на брандвахту в запретной зоне.

— ладно, сейчас приеду, но учти, на этой неделе на рыбалку больше не пойдёшь...

— это мы вам обещаем! — выкрикнул охан и расхохотался в полный голос.

но супруга рыболова уже бросила трубку.

чтобы как-то скоротать время доктор, понимая, что перед рыболовом стоит задача не из лёгких, старался как-то помочь человеку, пошедшему на принцип.

— скажите, может вам ещё что нужно?

— да, пожалуй, не лишним будет узнать погоду на фобосе.

— а на венере тебе погоду не надо? — вышел из себя главный инспектор.

доктор подсознательно понимал, что это опять какие-то рыболовные прибамбасы.

— как вы собираетесь узнать погоду на фобосе?

— мне нужно позвонить кимирсену...

— всё, доктор, это уже по вашей части. сейчас он позвонит ким ир сену, затем луису корвалану, затем наполеону... не запретная зона, а сумасшедший дом на рыбалке...

доктор был сильно озадачен таким поворотом событий и даже хотел заострить на этом внимание, но чувствовал, что странные слова, которые легко слетали с уст пациента, не несут какой-либо смысловой нагрузки, а являются сленгом рыболовов.

— хорошо, звоните, только мы должны слышать этот разговор.

рыболов, окружённый двумя инспекторами, доктором и двумя дюжими санитарами, молча кивнул и достал мобильный телефон. набрал какой-то номер, включил динамик, все услышали зуммер.

— алё!

— здаров, бригадир!

— привет, кимирсен! слушай, ты на фобосе давно был?

— я и сейчас там. чего надо?

— посмотри, есть что интересное?

— минутку... окно открою... да. вечером ветер начнёт меняться. завтра сменится на восточный.

— спасибо. как сам выступил?

— под самый занавес два раза царапнуло на дальняке чуть ниже пляжа.

— понял, спасибо.

— привет ацсосу петровичу!

воцарилась тишина. главный инспектор, расслышав из динамика, что ему передали привет, мало удивился. его знали многие рыболовы, ничего странного в этом нет, но тот факт, что тот, кто только что ему передал привет, сейчас находится на фобосе, его сильно озадачил. доктор первым прервал молчание:

— вы узнали всё, что хотели?

— да.

в этот момент к брандвахте подъехала шестёрка. немного поработав, она дёрнулась и заглохла. все сразу поняли, что сейчас из неё выйдет женщина.

увидев мужа в окружении врачей и инспектора, она поняла, что муж опять затеял какой-то концерт, поэтому не стала принимать участия, а просто встала в стороне, говоря всем своим видом, что основные разборки будут не тут, а дома.



казанкин зашёл в кладовую и взял первый попавшийся чёрный тонкий спиннинг. а кто их отличит? они все тонкие и чёрные! спиннингист машинально протянул руку, чтобы взять спиннинг, но тут же резко её отдёрнул.

— это не мой спиннинг!

— вот видите, доктор, он продолжает над нами издеваться!

— вы хотите сказать, что этим спиннингом вы не сможете чувствовать и видеть поклёвки?

— дело в том, что поклёвки я, может быть, и смогу увидеть, но что-либо поймать в доказательство этого я, скорее всего, не смогу.

— почему?

— понимаете, каждый спиннинг имеет свои уникальные характеристики, которые на определённом этапе играют очень большую роль, например как в чувствительности, так и в надёжности при подсечке или вываживании рыбы. это тонко настроенный инструмент, понимаете? это как скрипка для скрипача. на определённом этапе учащийся играет на одном инструменте, с ростом его мастерства у него появляется более достойная скрипка. в конце концов, у мастера появляется несколько отличных скрипок, и только тот, кто на них играет, может вам рассказать, что у каждой скрипки есть свой тембр, есть своя душа. для того или иного произведения исполнитель выбирает инструмент. так же и у нас. у каждого спиннинга — свой норов. есть спиннинги злые, есть звонкие, быстрые и медленные. — рыболов скользнул взглядом по незнакомому спиннингу и продолжил, — тем более с такой леской и катушкой я забросить приманку не смогу в нужное место.

— другие могут забрасывать, а он нет? мы этот спиннинг конфисковали точно у такого же чокнутого! — не унимался петрович, — кажется, его звали адольф гитлер... с этого, как его... с юпитера!

доктор с укором посмотрел на охана.

— пациент в данном случае прав. если исполнителю дать заведомо расстроенный инструмент, то мы не услышим от него ожидаемое. да и для чистоты эксперимента это является необходимым условием. если он ничего не поймает, он уже не сможет апеллировать, что у него спиннинг был не такой.

пока доктор успокаивал главного инспектора и настаивал на чистоте эксперимента, казанкин приблизился к супруге спиннингиста и как бы невзначай спросил, протягивая чёрный спиннинг:

— скажите, это спиннинг вашего мужа?

молодая женщина, будто бы оторвавшись от глубоких раздумий, мельком глянула на протянутый ей спиннинг и, гневно сверкнув глазами, выпалила:

— вы что, и надо мной решили поиздеваться? я понимаю, что мужчинам доставляет удовольствие ставить под сомнение умственные способности женщин. но в такой пошлой манере меня ещё никто не смел унизить.

казанкин, слегка опешив от неожиданного напора симпатичной женщины, хотел сказать, что он не хотел ни в коем разе её обидеть, но она не дала ему и слова сказать, сверкнув глазами, как будто она приняла брошенный ей вызов, холодно и чётко произнесла, глядя прямо в глаза казанкину:

— мой муж ловит на эвид сент круа as86mhf2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн. а у вас в руках какая-то макаронина китайского происхождения с отстойными кольцами и доисторической ручкой, больше похожей на фаллос-имитатор, чем на рукоять уважающего себя спиннинга. и перестаньте в меня им тыкать!

казанкин невольно сделал шаг назад и, сражённый этой тирадой, немедленно ретировался за спину начальника, попутно бормоча извинения.

— казанкин, дайте ему его спиннинг, иначе этот спектакль никогда не кончится.

обременённый непосильной задачей, инспектор снова зашёл в кладовую и стал более внимательно рассматривать ворох спиннингов. к счастью на глаза ему попалась та самая приманка без крючков. он с облегчением вздохнул и, взяв в руку спиннинг, к своему удивлению отметил, что новый спиннинг заметно легче того, что он протягивал симпатичной женщине на опознание. эти спиннинги совершенно разные. разницу в них он пока понять не мог, но поймал себя на мысли, что этот спиннинг даже просто в руках держать приятнее.

спиннингист взял в руки родную палку, внимательно осмотрел кольца и катушку, после чего спокойно ответил:

— я готов.

— вот и отлично.

— у вас есть всё необходимое, чтобы доказать нам, что рыба тут есть и её можно поймать на спиннинг?

— да.

— тогда начнём, пожалуй.

супруга спиннингиста подошла к нему и протянула зажатую в руке приманку. это была точно такая же поролоновая сигарка, но из неё торчало два острых крючка. она посмотрела в глаза супругу, поправила ему воротник и застегнула на рыболовном жилете клёпку. рыболов виновато взглянув ей в глаза и тихо произнёс:

— я скоро.

она понимающе кивнула.



на берегу он неторопливо забрёл по колено в воду, деловито надел поляризационные очки и чуть сильнее надвинул на лоб бейсболку. сделав некоторую паузу, за которую можно было произнести только слова три, не больше, он сделал хлёсткий заброс. доктор, машинально глянув на часы, сложил руки на груди и стал наблюдать за странным рыболовом. инспектор охан нервно закурил, понимая всю бесполезность этого занятия.

в течение минут двадцати спиннингист делал заброс за забросом, медленно передвигаясь по берегу. он пару раз привязывал другие грузики. забрасывал и далеко, и не очень, и влево, и вправо.

казанкин, невольно сторонясь супруги рыболова, от чистого сердца желал удачи этому странному человеку. ему очень хотелось, чтобы этот вежливый спиннингист при свидетелях утёр нос его начальнику.

прошло около получаса. рыболов перестал двигаться вдоль реки. он вновь и вновь посылал приманку на глубину, снова и снова крутил катушку, иногда тщательно разглядывал приманку.

— доктор, вы собираетесь весь день наблюдать, как этот сумасшедший пытается поймать рыбу там, где это не разрешено? вам не кажется, что этот человек прикинулся дурачком для того, чтобы таки добиться своего?

— но ведь вы сами сказали, что тут рыбу на спиннинг невозможно поймать!

— вот я и спрашиваю, до которого часу мы будем терпеть издевательство над нами?

не выдержав напора инспектора, доктор приблизился к рыболову и тихо спросил.

— ну, как, поклёвки видели?

— пока нет, но я чувствую, что он там.

— кто?

— точно не могу сказать... хищник.

— сколько вам нужно ещё времени?

— а который сейчас час?

— без пятнадцати одиннадцать.

— я думаю, что мне минут 30 хватит.

— хорошо. я надеюсь, что вы знаете, что делаете. если вы ничего не поймаете, мне трудно будет убедить инспектора в том, что вы действительно опытный рыболов, за которого себя выдаёте, а не безумец.

— мне ничего больше не остаётся.

доктор вернулся назад и сообщил остальным, что придётся подождать ещё полчаса.

атос петрович недовольно хмыкнул и опять закурил сигарету. неужели поймает? — подумал он. уж больно отчаянно он это делает. что это? я волнуюсь? когда это было, чтобы меня, атоса петровича, заставлял нервничать какой-то спиннингист.

рыболов тем временем тоже начал волноваться. на лбу выступила испарина. он чувствовал, что был контакт с рыбой, но никак не мог добиться уверенной поклёвки. а время неумолимо заканчивалось. — ну, же! давай! ведь должен быть выход! ты же здесь, родной! я тебя вычислил! некогда мне тебя уговаривать! хотя...

когда осталось пять минут, и доктор специально громко это объявил, рыболов опять колдовал над приманкой.

— вот только попробуй отвернуться от этого! хищник ты или где? — пропитывая поролон рыбьим жиром, шептал спиннингист.

жена рыболова тоже начала нервно покусывать нижнюю губу. атос петрович торжествовал.

доктор подошёл к рыболову и тихо произнёс:

— всё, время вышло!

— умоляю, ещё пять забросов!

— хорошо, но это будут последние ваши забросы в буквальном смысле этого слова.

рыболов, казалось, не слышал этого приговора. он только пристальней всматривался в кончик спиннинга и, казалось, совсем с ним слился.

после четвёртого заброса спиннингист как-то неестественно дёрнулся, сделал шаг назад и в такой воинствующей позе он держал спиннинг, который делал хаотичные наклоны в сторону реки. супруга вздохнула с облегчением.

— ну, слава богу! — вырвалось у неё и, встретившись глазами с казанкиным, победоносно подмигнула ему.

за спиной рыболова уже стеной стояли бывшие судьи и жадно ожидали финала. ничего этого не замечая, рыболов шептал сам себе: «иди ко мне, мой мальчик несговорчивый. спокойно, спокойно... всё под контролем...»

не прошло и 30 секунд, как рыболов стал медленно, шаг за шагом отступать на берег, волоча кого-то согнутым спиннингом. им оказался обыкновенный судак, весом примерно в килограмм. спиннингист ловко взял его за голову и незаметным движением вынул приманку из пасти. глаза победителя светились радостью, на лице была улыбка идиота, чья мечта, наконец, сбылась.

атос петрович аж сплюнул от досады.

— дуракам всегда везёт!

доктор, не скрывая восхищения, поздравлял рыболова с победой, который в свою очередь благодарил доктора, ибо такой желанной, такой трудовой поклёвки в его коллекции ещё не было. казанкин тоже радовался, но вынужденно скрывал радость перед хмурым лицом начальника.

— казанкин, чего рот разинул! иди, оштрафуй его за выловленную рыбу в запретной зоне! — охан хотел ещё раз закурить, но к еще большему неудовольствию обнаружил, что сигареты у него кончились. он зашагал в сторону брандвахты, в полголоса ругаясь на чокнутых рыболовов и на фобос, с которого ему передали привет.

казанкин пришёл на брандвахту только спустя полчаса.

охан сидел чёрный как туча.

— оштрафовал?

— нет! — радостно ответствовал казанкин.

атос петрович аж подпрыгнул.

— как нет? почему?

— он выпустил судака назад в реку.

— как выпустил?

— а вот так, опустил в воду, погладил его, перевернул пузом вниз и, поддерживая в таком положении, дождался пока судак придёт в себя.

— ты должен был конфисковать выловленную рыбу!

— но ведь он действительно охотился только за поклёвками! рыбу поймать его заставили вы! да и подойти я не успел, как он уже выпустил его!

— значит медленно ходишь! у тебя под носом в запретной зоне рыбу ловят, а ты спишь на ходу!

охан продолжал сыпать на подчинённого тираду недовольств его работой, а тот смотрел сквозь него и пытался вспомнить всё то, о чём рассказывал сегодня коллекционер поклёвок.



на следующий день казанкин зашёл в рыболовный магазин. он долго, не без интереса разглядывал витрины, на которых лежали рыболовные приманки. затем с умным видом стал разглядывать стоящие с специальных стойках частокол тонких чёрных спиннингов. продавец, давно за ним наблюдавший, даже отошёл в сторону, чтобы не мешать ему.

— может быть, я смогу быть вам полезен? какой спиннинг вам показать?

— я ищу спиннинг эвид сэнт круа as86mhf2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн...

в это время атос петрович привычно вглядывался в бинокль на пустынный берег запретной зоны и не подозревал, что в городе-герое на одного «сумасшедшего» стало больше.

(с)

Vads
12.05.2015, 00:31
Ботан.
В школу меня отправили с шести лет, а Она пошла как и все с семи. Мы до десятого класса и не знали толком друг друга, так как я был "ашником", а её определили в "Б" класс. К окончанию школы границы между двумя этими штампами стираются, вражда прекращается, и выпусники обоих классов как правило становятся дружны.
В один из таких весенних дней, как стоят сейчас, подошла Она ко мне на перемене и попросила учебник литературы, обьяснив, что свой забыла дома. Мы тогда кочевали из кабинета в кабинет, и первыми на лит-ру шёл их класс. Конечно же я сбегал за книгой и отдал ей.
Следующие на урок пошли мы, в моём учебнике появилась аккуратная закладка, открываю по ней, а там записка " Марат, давай дружить".
По моему я получил пару двоек на следующих уроках, ибо мне надо было понять и осмыслить до окончания учёбы это слово "дружить". Надо было дать ответ и я в тот же день понёс её портфель после школы. Так началась наша дружба, с девушкой моего роста, подтянутую всегда, спортивную, и с огромными глазами.
Это была дружба без поцелуев, по моей вине наверно, ибо я откровенно трусил, хоть и планировал тысячу раз, но за руки мы держались.
Вскоре после экзаменов наши оба класса отправили на дембельский аккорд, к сельчанам, помогать пропалывать поля. На целую неделю перед выпускным. Девочкам выделили армейскую палатку на тридцать человек, нас же пацанов поселили в рядом стоящей казарме. Учителя нас особо уже не контролировали, и в первую же ночь я похлопывал в ладоши за палаткой, это был условный знак.
Через время Она вышла и мы пошли гулять в степь, к свежим прессам сена, кои приметили ещё днём.
Ночь была лунная, мы сидели на сене, Она рассказывала про какой-то фильм, а я, склонившись к земле рисовал на земле каракули, совершенно её не слушая и думая о её буферах, мучительно вспоминая как целуются в фильмах. Время шло, я тупил, она прикасалась к моему плечу, сомневаясь, что я слушаю.
Наконец я решился на будь что будет, откинулся назад и уже собирался хоть как-то залапать мою девочку, взглянул ей в глаза, и увидел ... Блеск. Луна и звёзды отсвечивались в её карих очах, чистых, добрых и доверчивых.
У меня всё упало..
Поступать родители отправили её в Питер, я же не поступив пошёл работать, и поцелуй всё же случился, в щёчку, у её вагона.
Так разошлись наши пути.
- - -
А вчера мы случайно встретились, как бывает только в кино. Узнали друг друга сразу же. Большая такая.. Обнимашки, целовашки, и пошли мы пить кофе. Многое вспомнили, она замужем, двое детей, я уже "там " побывал. Смеялись и снова держались за ручки. И дёрнуло мне в конце сказать ей -
- А глаза у тебя те же, как тогда, блестят.
- Это ты в них отражаешься и сияешь, как и тогда..
Днём пришла смска " Привет, как дела, что делаешь?"
_ _ _
О тебе пишу..

(с)Ma Rat

Vads
26.05.2015, 18:03
Жили-были звери. Пьеса

Старый Медведь помер. Оставшийся хозяином в лесу Медвежонок, был еще мал и поэтому многие звери почувствовали вольницу. Хряк и Козел, в полный голос перемывали покойному кости не забывая о наследнике. Из соседнего леса задумчиво щурился полосатый Тигр. С другой стороны Медвежонок еще маловат, а лес у него велик, ой велик.
Поэтому Козлу и Хряку он на всякий случай дружелюбно пообещал свое покровительство, в обмен на травлю Медвежонка - нехай сидит в берлоге и не высовывается. Те, поняв это по своему обнаглели в конец и подняли в лесу такой визг, о задавленных и съеденных медведем собратьях и порченой малине, что уши закладывало иногда даже у Тигра.

Акт первый.

Медведь пребывал в благодушном настроении. Тому было две причины. Во первых он выиграл у всех в снежки, во вторых, ему наконец-то пришла заказанная по почте книга. Для этого правда пришлось немало постараться (выяснилось, что адрес: "В лес. Медведю.", сбивает курьеров с толку), но прибитые на просеки указатели, и нарисованные стрелки дали результат. Почтальон даже взял за доставку деньги, хотя и пытался объяснить, что трофейные рейхсмарки уже не в ходу, но от предложения проводить, твердо отказался.
Книга называлась: "Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей" - Медведь был решительно настроен поработать над собой. Однако, от чтения его сильно отвлекал шум на соседней полянке - как выяснилось мысль о самосовершенствовании пришла не ему одному. У Хряка внезапно начался очередной приступ активности.
В принципе, этот процесс носил регулярный характер - периодически, в поросячью голову била очередная идея, и он начинал неистово бороться за все хорошее против всего плохого в собственной жизни. Заканчивалось все тоже довольно одинаково - пошумев и учинив погром, хряк снова заваливался на бок, в ожидании начала новой светлой поры.
- Эй, кабан, против чего в этот раз хряк борется?


Кабан был Хряку родственник, и проживал с ним на одной территории, но имел менее мечтательный склад ума, и большую часть времени проводил упорно копая землю в поисках полезного, потому что твердо был уверен в одном: "Лучшую жизнь строить можно вечно, а жрать надо каждый день." К идеям хряка отношение у него было индифферентное, поэтому на вопрос Медведя он только недоуменно мотнул головой и снова принялся ковырять грунт.

Хряк, тем временем гордо оглядывал разгромленную полянку, прислушиваясь к завывающему в голове "ветру перемен".
- Эх вот теперь-то все будет по другому... - мечтательно хрюкнул он оглядывая ободранную елку и растрепанные кусты.
- И че у тебя там будет по другому? - высунувшийся из шиповника Заяц оценил масштабы разгрома и присвистнул, - А ягоду то пошто потоптал? Весна придет - че жрать то будешь?
- Да к черту цую ягоду! Главное свободно-то, вольно то как стало! Я теперь все могу! Никого не боюсь! Кто только не по нраву, того сразу "Гэть"!
- И с какого это перепугу ты так осмелел?
- А ты знаешь, что Волк теперь свинину не ест? Он сам мне сказал. И Тигр тоже не ест - говорит: "Жирная она, диета у меня". Даже дружить предлагали. Вот документ, если не веришь. "Ассоциацию" предлагают - не хухры-мухры. Кто теперь посмеет на меня, если я в ентой самой "ассоциации"?
- А ну-ка дай гляну. - Заяц принялся внимательно изучать гордо протянутый хряком листок.
- От так-то, косой. Тебе, небось, они ассоциаций не предлагали? Только мне!
- Ты енто вообще читал?
- А зачем? Сам факт того, что они меня достойным считают...
- Зря. Это вообще - то страница из кулинарной книги. Рецепт свинины под соусом... Они просто сверху карандашом написали "соглашение об ассоциации", а внизу приписали: "... и казан с крышкой".
- Ты просто завидуешь!
- Ага. Прям обзавидовался весь. Еще, кстати, неясно, как к этому медведь отнесется - ты ему за дрова уже два мешка орехов "торчишь". Если они тебя "ассоциируют" - кто отдавать будет? Да и Кабан вряд-ли с энтузиазмом отнесется к перспективе с тобой в одном казане оказаться.
- Кабан? Да кто его спрашивает. У нас тут мозг - я. А он так - роется себе и роется. Скотина - че с него возьмешь? Что же касается Медведя - то я его тоже не боюсь!
- Да ты чо? А он об этом в курсе?
- Не веришь? - Хряк обвел налитыми кровью глазками поляну, - Смотри - вон его батя метки ставил. Видишь?

Он разбежался и со всего маху втемяшился в березку. Дерево слегка вздрогнуло. Помотав головой, Хряк попятился и снова взял разгон. От удара сверху посыпались ветки. На третий раз ему наконец таки удалось повалить березу, и он, победно улыбаясь, повернулся к Зайцу.
- И чо ты этим добился? Лоб себе расшиб?
- Уничтожил следы прежнего кровавого правления! Гэть! Все старое долой! Не боюсь я Медведя!
- Ну, того, который эти метки ставил, положим, уже нет. Помер он - понятно почему ты его не боишься. А сынка?
- И его не боюсь! И не должен я ему ничего. И вообще мне ничего от него не надо - пусть подавится своими дровами!
- Ага. Тебя же скоро "ассоциируют" под соусом - казан с тебя, а дрова у них, походу, свои.
- Да ты вообще, что все мои решения критикуешь! Ты вообще Медвежий прихвостень! Гэть отседова пока я...
- Пока что? - спокойно осведомился заяц, - Я тебе сейчас ногами, задними, по рылу пропишу - пятак до хвоста вомнется.
- Гэть. - уже менее уверенно буркнул хряк, - Не беси меня, тварь ушастая. Я сейчас опасный.
- Угу. Для самого себя в основном. Ладно, покедова, свинятина, зайду, когда оклемаешься.

Заяц ускакал, хряк принялся трепать поваленную березку, расправляясь с памятью о "проклятом прошлом", а за кустами, тем временем, медведь отчаянно листал книжку, пытаясь отогнать навязчивые мысли о шашлыке. Книга советовала не поддаваться гневу. Следовало срочно успокоиться и взять себя в руки. В этом, советовал автор, хорошо помогали всякие приятные мысли, хорошие воспоминания. Медведь покопался в голове - самым приятным воспоминанием была рыбалка. Батя нашел шикарное место - тепло, солнечно, ласточки вьются над головой... Правда, он, тогда еще по дружбе его хряку презентовал... При мысли о хряке снова всплыли мысли. На этот раз о буженине. С другой стороны, хряк решил порвать с прошлым? Хряку от него ничего не надо? Долой прошлое? Губы сами растянулись в ухмылке...

Акт второй.

- Эй, как дела с переустройством? Ассоциацию будем подписывать или как?

Тигр постарался выглядеть максимально дружелюбно, однако хряка все равно отнесло метра на два - в его голове крупные хищники все еще проходили по статье "плохие новости". Э-э нормально дела... С ассоциацией тут, правда, вопросики возникли...

- Какие? Да не боись ты - не съем. Вон, даже печенек принес.
- Да практически никакие... - хряк, все еще дрожа, принялся жевать печенье, глядя на тигра максимально преданным взглядом, - В основном насчет казана. Обязательно чугунный, или алюминиевый тоже пойдет?
- Неси, какой есть, - волк, выглянув сбоку, сглотнул слюну, - Мы же не звери, мы понимаем твою тяжелое финансовое положение. Ты главное не волнуйся - после ассоциации тебе уже ни о чем не нужно будет волноваться...
- Это как? Это потому, что у меня всего будет много?
- Да. Много. Много петрушки, укропа, сельдерея, помидоров, перчика, сольки...
- И другой вкусной еды. - тигр аккуратно задвинул слюноточащего волка на задний план, - Ты главное аккуратно выполни все условия. И помойся. Это обязательно. Как же мы тебя немытого будем ассоциировать?
- Помыться? Это я сейчас. Это я мигом. - развернувшись, хряк почесал к речке. Через несколько мгновений оттуда донесся пронзительный визг.
- Пошли, посмотрим. - тигр покосился на волка и озабоченно кивнул в сторону источника шума, - А то как бы его кто до нас не "ассоциировал".

Хряк в панике метался взад вперед обиженно вереща, а чуть дальше, на бревне, сидел медведь, с книжкой в одной руке, и здоровенной дубиной в другой. К дубине была привязана тоненька лесочка с поплавком из пробки от портвейна "Крымский". Над медведем кружились вспугнутые воплями ласточки-береговушки.

- А ну прочь! Гэть! Кыш! Ты чо, косолапый, тут мое все! Все мое! Ты куда залез?
- Не ори - сейчас разберемся, - сделав хряку жест "заткнуться". - Тигр осторожно подошел поближе,
- Эй, косолапый, хряк тут нервничает - говорит, что ты на его территорию залез.
- Кто залез?
- Ты залез!
- Да? А куда я залез?
- На территорию хряка!
- Какого хряка?
- Вот этого, - тигр ткнул пальцем куда-то, где, судя по визгам, находилась пострадавшая сторона.
- О! Хряк! А чо с ним?

Тигр со стоном оформил себе смачный "фейспалм" - медведь виртуозно эксплуатировал свой образ медлительного тугодума, хотя все уже убедились, (кое-кто, кстати, посмертно) что при необходимости он может думать и двигаться молниеносно.

- Вот. Этот. Хряк. Говорит. Что. ТЫ! Залез. На. ЕГО! Территорию. Что ты можешь нам пояснить?
- Я? Да я ниче. Я рыбачу. Вот удочка. - медведь продемонстрировал всем дубину, - А в чем проблема?
- Проблема в том, - устало вздохнул тигр, - что это территория хряка.
- С какого перепугу?
- Потому, что он тут живет.
- Да нефига. Вот они, - медведь указал на ласточек, - тут живут. А он сюда только пожрать ходит.
- И тем не менее, на чужую территорию без приглашения лезть нельзя!
- Полосатый, ты что - совсем опух? Ты на себя сперва посмотри. Кстати, меня-то как раз приглашали.
- Кто? Ласточки?
- Ага! Как раз именно они! - медведь радостно помахал кружащим в небе птицам. - Говорят хряк совсем разбушевался - носится как оглашенный, деревья ломает, кусты топчет, может берег обрушить. А у них там гнезда, между прочим. Вот они меня и попросили посидеть. Покараулить. Чтоб всем спокойнее было.
- Да что мы с ним разговариваем вообще! - осмелевший, в присутствии тигра и волка, хряк, воинственно копнул копытцем землю, и ринулся в атаку, - Гэть его!

Книга советовала чаще улыбаться. По словам автора, это располагало окружающих. Поэтому медведь улыбнулся, продемонстрировав всем частокол длинных, хотя и не очень чистых, клыков. Хряк, увидев их, затормозил так, как будто налетел на бетонную стену, а тигр с волком прыжком набрали безопасную дистанцию.

- Ты это чего? Угрожаешь?
- Не. Это новая фишка такая - "вежливость". Улыбаемся, не грубим, здороваемся со всеми. Привет, хряк...
- Да ну и плевать. И не очень то и хотелось, - не спуская глаз с "улыбки", хряк принялся сдавать назад,
- Подавись. У меня скоро много всего будет, а вы будете локти кусать...
- Мы санкции наложим, - снова высунулся волк, - Прям на порог.
- И я рад вас видеть, - медведь повернулся, продемонстрировав всем троим необъятную косматую задницу, - Жаль что вы уже пошли отсюда к черту.
- Уходим, - хмуро скомандовал тигр, - На счет санкций подумаем. Надо что бы они не жидковаты были, но и не слишком твердые - правильной консистенции.

Акт третий (не оконченный).

- Ты мне уже что-то толковое посоветуешь?

Хряк возбужденно бегал вокруг козла, который сидел и задумчиво жевал галстук. Галстук ему нужен был для солидности - козел уже огреб от медведя, и теперь считал себя экспертом-медвежатником с мировым именем, поэтому старался выглядеть презентабельно. Поправив рога, которые, после этого, держались на скотче и постоянно сваливались, он принялся задумчиво чертить по земле копытом.
- Ну, если учесть твою щетину, шкуру, и процент жирности, то, если ты наберешь еще пару кило, у медведя вполне может случиться изжога. А если в грязи изваляться, то и расстройство желудка. Это, знаешь-ли не хухры-мухры. Кстати, если еще и кабан подключится - там вообще... Кабан и щетинистей, и шкура потолще. Хехе - он месяц с животом мается будет.
- Ты чо? Совсем? Какая нахрен изжога?
- Сильная.
- А я? Он же что? Сожрет меня?
- Ну конечно - это же медведь. Но сам понимаешь - если столько жирного за раз сожрать...
- А если тигра подключить? Волка? Вместе на него навалиться.
- Было бы хорошо. Тогда бы он тебя сожрать не успел бы, пожалуй. Задавить - задавил бы, но сожрать бы точно не успел. - козел задумчиво почесал голову, - Только они не согласятся.
- Почему? Мы же с ними теперь друзья.
- Не друзья, а партнеры. Не путай.
- А в чем разница?
- Партнеры они как бы за тебя, но как бы во общем. До определенного предела. У партнерства есть четко установленные границы.
- А как определить, где эта граница?
- Легко. Где у медведя когти начинаются - там и граница.
- Тю. - хряк разочарованно хрюкнул, - А я то думал...
- Я тоже думал. - козел мрачно показал на отваливающиеся рога, - Потом мне объяснили. Тут дело ведь такое - медведя завалить можно, если толпой.
- Так чеж они?
- Дело в том, что и медведь может кого-нибудь завалить. Тварь-то здоровая.
- Ну да - может.
- И тогда остальные поделят его территорию. Чего ей пропадать-то?
- Резонно.
- Так вот. - козел тяжело вздохнул, - Все хотят делить освободившуюся территорию, но никто не хочет быть тем, кто ее освободит. Поэтому все сидят и ждут, пока кто-то с медведем не сцепится, что бы со спины навалиться и целым остаться. И все понимают, что тот, кто сунется первым - не жилец. Поэтому друг друга подзуживают, но никто с места не двигается. Так что на них надежды нет. Но у тебя остается кабан!
- Да ну его скотину эту! - хряк разочарованно махнул копытцем, - Только и знает, что в земле ковыряться, а толку от него ноль!
- Дык вы же вроде вместе жрете, что он выкапывает.
- Ага. Только за это его и терплю. В остальном - тупая безыдейная скотина полностью лишенная полета мысли. Быдло, если ты понимаешь, о чем я. Ты ведь понимаешь?

Хряк удивленно огляделся по сторонам, и не обнаружил козла. Вместо него перед ним стоял кабан. И судя по виду, последний его монолог он слышал, и слушал внимательно. Хряк опасливо ткнул его в пятак, и пискнул "кыш", однако на кабана это впечатления не произвело. К тому же выяснилось, что граница партнерства проходит не только там, где начинаются медвежьи когти, но и по линии кабаньих клыков тоже - тигр с волком сидели на взгорке, и старательно делали вид, что работают над санкциями. С противоположной стороны поляны, в кустах, сидел медведь, и старательно делал вид, что его там нет...

Вечерело

ДВасиль
30.01.2019, 14:44
Вспомнилось....
В июне или июле 1971 года , точно уже не помню, с нашей части две радиоприёмные машины Лотос-450 с расчетами направили в сводную группу для участия в учениях в ГДР.Своим ходом с Легницы и до полигона в Германии шли своим ходом.
По прибытии автомашины поставили в аппарели, замаскировали сверху маскировочными сетями. Наш расчёт ещё и травкой с веточками сверху подправил. Инженер-майор Матусевичус, идя от штабной машины, ввалился в нашу маскировку и стал дёргаться, как карась в рыболовной сети Помогали всем расчётом выбраться. Литовец по национальности он и в части был очень злым, а тут разошёлся не на шутку, грозя нам всеми карами, но по возвращении в свою часть. И мы на все 15 дней учений заимели себе персонального врага.
Учения начались, расчёты работали в две смены, а после дежурства отдыхали в большой палатке вдали от позиций. Так было и тот день. Спали в палатке 4 солдата, прапорщик Тышкевич и старшина сверхсрочной службы Марковец.Лежали, как это и принято головой к стенке, ноги к центральному столбу в ряд. После ночной смены и завтрака спалось крепко.
Паша Зотов, он из Саратова, рыжий, наглый в хорошем смысле слова, с большим чувством юмора, подошёл к палатке снаружи, опустил ствол автомата к брезенту, в районе наших спящих голов, и дал очередь чуть ли не из 30 патронов.
Холостых, конечно. Нам выдали по 2 магазина с боевыми и по 2 с холостыми.
Я, наверное, не успел испугаться, хотя всё онемело и перестало шевелиться.. Спящий рядом прапорщик Тышкевич подпрыгнул из положения лёжа, как на батуте и упал назад.Кто-то пополз вглубь палатки.Никто не кричал. Самым шустрым оказался старшина Марковец. Он не только вскочил, но и побежал. Куда..? Тут же по центру палатки столб, диаметром в обхвате не менее 25 сантиметров и высотой под 3 метра.Хотя сверхсрочник и был мужиком здоровым и упитанным повалить столб ему не удалось.Даже не ойкнув Марковец рухнул на колени..
Согнали на построение всех, кто не на дежурстве.Начали проверять оружие и патроны. У всех всё на месте.Когда дошло до всех из-за чего этот сыр-бор, да и рассмотрели разбитый лоб старшины, все стали давиться от смеха. Расследование не нашло виновного. Забыли про Пашу Зотова, который был в машине технической поддержки, стоящей вне позиций.
В подробностях нам про свой поступок Паша нам рассказал уже по возвращении в часть.Долго ещё Марковец ходил в синим лбом, что давало немало возможностей для обсуждения этого события.

Минькеев
11.03.2019, 10:36
Скачал в инете:
В нашей компании работает много поляков. Вчера Гжешек рассказал мне как празднуют 8 марта в Польше. Все мужчины приходят на работу с букетом цветов, берут один цветок и идут к какой-нибудь пани коллеге. Поздравляют ее и вручают цветок. В ответ на поздравления пани достает из под стола бутылку водки и наливает рюмочку. Затем идут к другой пани и процедура повторяется.

Минькеев
23.07.2019, 11:17
Польские диалоги ([Only registered and activated users can see links])
- Пиво стало здесь не очень.
- Да, я тоже как-то отличаю.
- "Хайнекен" скупил всё, уравниловка.
- (сочувственно) Как выживаете?
- Маленькие пивоварни спасают.- Как-то мы в Берлине сидим, пьем пиво. И тут к нам подошел бомж. Мы так обрадовались - о, класс, немец просит денег у поляков! А он взял, да и оказался поляк.
- У вас уже в мечтах небось было - вот бы ещё русский к нему подошёл, и тоже попросил денег, было бы счастье.
- Ох, не говорите. Это праздник был бы какой-то.
- Этот бомж-поляк такой утонченный оказался. Я, говорит, устал от этих всех фондов благотворительных. Утомили. Им же надо за деньги отчитываться. То католики еду и одежду дают, то протестанты. Умучился бедняга, в общем.
- И кого он в итоге выбрал?
- Говорит, разрывается прям. Сам католик, но вроде протестанты предлагают более выгодные условия.


- У нас любят русских туристов. А самих русских не любят.
- То есть, прилетайте, оставляйте все свои деньги в аэропорту, и сразу же валите назад?
- Да, примерно так. А русские почему-то так не делают. Безобразие откровенное.


- Мы знаем, что русские мечтают захватить Польшу.
- И зачем нам она?
- Ну вот...это...ну вот чтобы была.


- Как много в Гданьске туристов...
- Они как саранча. Прилетают, жрут что попало, и улетают. Город испортился, но зато много денег.
- Это утешает.
- Не очень. Хороший ресторан по явкам и паролям ищем.


- Почему у вас вареники называют "пирОги"?
- А почему у вас пироги называют вареники?
- Э...
- Вот!


- Вам нравится фильм "4 танкиста и собака"?
- В детстве любил.
- Я тоже. А сейчас нам говорят, что там все коммунисты, и хорошая только собака. Да и та не очень, сотрудничает.


- У меня тут спрашивали, когда критикую правительство, за сколько я продался Кремлю.
- Я бы и затроллил, сказал, продался и давно.
- Хорошо тебе. У нас шуток ни хера не понимают. Сразу приедет пресса, полиция и госбезопасность, и все скажут - мужик, ну ты же своими словами, сам подтвердил.
- Бля.
- Вот и я про это.

Фукурума
23.07.2019, 17:15
Слава, диалог по поводу русских туристов один в один можно отнести к Грузии

Минькеев
11.01.2021, 10:36
Прочитал на одном из сайтов. Служил 82-84й. На губе , периодически, практиковалось ночью вывести молодых, кто там был, и зачитать им приказ примерно, следующего содержания: "В Польской народной республике произошел вооруженный мятеж против Советской власти! Для восстановления Социалистического правопорядка подразделения в/ч № такой-то, силами ВВС СССР отправляются туда. Находящихся, в данный момент на гауптвахте, в связи с особыми условиями - расстрелять!" Выводили, ставили около стены, взводили затворы. Оштукатуренная стена была вся в следах от "сползающих" ногтей.